Книги для хорошей речи — 5

 

Первая книга из нашей подборки посвящена борьбе с вездесущим канцеляритом. Кажется, все знают, как канцелярит портит язык, но, увы, избежать этого порока мало кому удаётся — он ухитряется проникнуть даже в детскую речь.

Как понять, что вы столкнулись с канцеляритом? Он перед вами, если:

  •  вместо глаголов в тексте последовательно появляются отглагольные существительные;
  •  иностранные слова используются в изобилии и не к месту;
  •  в предложении друг за другом следует несколько существительных в одном и том же падеже (чаще всего в родительном);
  •  слишком часто встречается страдательный залог;
  •  текст состоит из речевых штампов — шаблонных выражений, которые надоели вам ещё в детстве;
  •  имеет место «канцелярит в канцелярите» (например, неграмотное согласно протокола вместо грамотного согласно протоколу).

Избавиться от канцелярских выражений, которые вцепляются в разговорную речь, как репейники, не так просто. Если вы всё же решились на существенную чистку своей речи, то лучшая поддержка в этом деле — «Слово живое и мёртвое» Норы Галь. Эта книга и вдохновит вас на борьбу с канцеляритом, и вложит в ваши руки надёжное оружие против него.

Нора Галь

«Слово живое и мёртвое»

Когда об этой книге говорят, что она написана о переводах и для переводчиков, то это, пожалуй, ей вредит. Потому что прежде всего она о русском языке; о том, что даёт ему могучую жизненную силу, и о том, что его убивает.

Какого бы высокого мнения вы ни были о своей речи, вы с горечью оцените её вновь, когда перевернёте последнюю страницу «Слова живого и мёртвого». Но эта горечь сродни вкусу лекарства, которое необходимо принять каждому во время болезни, чтобы выздороветь.

Мертвящий всякую живую мысль канцелярит, угнездившийся уже и в разговорной речи… Неразборчивость в выборе слов, которая, сродни преступной халатности, приводит к насилию над смыслом и стилем… И самоубийственная тяга каждое русское слово заменить иностранным… Все эти уродства Нора Галь вытаскивает на свет Божий, и мы, словно бы впервые, вдруг видим их во всей пугающей неприглядности.

Книга Норы Галь ценна в первую очередь тем, что это не механический перечень мёртвых слов, не сплошная критика, но сокровищница слов живых, потому что каждой испорченной фразе противопоставлена фраза живая и полнокровная!

Михаил Афанасьевич Булгаков

«Белая гвардия»

В литературном наследии XX века эта книга смело может называться ключевой; она не только о белой армии и гражданской войне, но и о судьбе русских людей разных сословий в этой войне. Главные столпы романа, рассказывающего о разрушении цивилизации, — это, как ни парадоксально, дом и семья (то, что удерживает людей от гибели в вихре гражданской войны).

Уютный дом Турбиных, за окнами которого мир летит в тартарары, тёплая печка, отогревающая замёрзших и отчаявшихся, — это тоже герои романа, причём чрезвычайно важные. Но на первом плане — цельные характеры главных героев, и, безусловно, благодаря им роман входит в число самых значимых книг, когда-либо написанных на русском языке.

Яков Карлович Грот

«Пушкин. Его лицейские товарищи и наставники»

Вероятно, без Царскосельского лицея у нас не было бы и Пушкина. Именно это учебное заведение стало той колыбелью, в которой рос и креп талант поэта.

Академик Грот создал замечательные очерки о лицейских друзьях Пушкина, о руководителях лицея и преподавателях, которые работали там во времена отрочества поэта. В книге есть подробности, касающиеся лицейского быта, и фрагменты личной переписки лицеистов. Автор искусно дорисовывает детали, которые делают Пушкина не просто символом нашей литературы (кем он, безусловно, и является), но человеком из плоти и крови: живым задиристым подростком, юношей с мечтами и повседневными заботами.

Отдельный интерес представляет очерк о том, как сооружался первый в России памятник Пушкину (работа скульптора Опекушина), без которого сегодня невозможно представить центр Москвы.

Викентий Викентьевич Вересаев

«Пушкин в жизни»

И дети и взрослые часто называют Пушкина любимым поэтом, но редко могут объяснить почему. А на поверку оказывается, что такие «любители» не знают ни его стихов, ни его жизненного пути. Увы, школа сделала Александра Сергеевича штампом, этаким вечным дежурным по поэтическому цеху. Назвав его имя, можно отделаться от дальнейших вопросов о литературных вкусах и привычном круге чтения — особенно если такого круга и нет. Но наш гений не заслужил столь формального, выхолощенного отношения!

Знаменитая книга Викентия Вересаева «Пушкин в жизни» знакомит нас не с памятником, не с идеей, а с человеком. Многочисленные свидетельства современников по-разному характеризуют Пушкина, но все они — маленькие ключи к загадочному и притягательному образу нашего национального поэта.

«Сказки бабушки про чужие странушки»

Сказки — конечно, детский жанр, но эту чудесную книгу и взрослые тоже прочтут с удовольствием. «Сказки бабушки про чужие странушки» издавались в России более ста лет назад; ещё тогда они были переведены и прекрасно обработаны Евгенией Чистяковой-Вэр.

Сказки, составившие сборник, довольно редки, поэтому вы можете не бояться того, что половина сюжетов окажется знакомой — многие из них вы увидите впервые.

Несколько слов нужно сказать и об иллюстрациях. Издательство «Олма» не приглашало художника, а воспользовалось готовыми полотнами, которые лишь перекликаются со сказками, составившими книгу. Тем не менее эти картины прекрасны, а многие из них вдохновлены древними романтическими легендами, поэтому волшебное настроение вам обеспечено!

Прокомментируйте