Речевые излишества

 

Алевтина Елисеева

Профессор: Языки делятся на две группы — в одних двойное отрицание является утверждением, в других отрицанием. Но нет ни одного языка, в котором двойное утверждение означает отрицание.
Студент: Ну да, конечно!

погоне за изысканной витиеватостью можно не только потерять простоту и краткость речи, но и с лёгкостью попасть в капкан избыточной многословности. Обратите внимание, насколько часто в разговоре мы сталкиваемся с такими выражениями: «толпа людей», «панацея от всех болезней», «лично я». Разве бывает какой-нибудь чужой «я»? А слово «толпа», например, само по себе обозначает «скопление людей». Подобные речевые излишества называются плеоназмами, а крайней формой плеоназмов стала тавтология, выраженная в знаменитых словосочетаниях «лежмя лежать» и «масло масляное». При этом в первом случае использование тавтологии правомерно, а во втором она является грубой речевой ошибкой. Дадим определение плеоназму.

Плеоназм — это оборот речи, в котором без надобности повторяются слова, частично или полностью совпадающие по значениям или такие, в которых значение одного слова уже входит в состав другого.

Некоторые плеоназмы входят в литературный язык и считаются допустимыми. Некоторые приемлемы в художественной литературе. А некоторые недопустимы нигде. Как видно, плеоназм  — это тёмная лошадка и необходимо обладать чувством меры, чтобы не перейти грань и не превратить эстетику в уродство.

Безошибочный плеоназм

Но без страха, без боязни
Вышел Шенгибис на битву…
Песнь о Гайавате

В художественной литературе плеоназм становится авторским приёмом и не считается ошибкой, если используется  для эмоционально-экспрессивной окраски лексики героев. Например, у Пушкина в «Капитанской дочке» мы встречаем пример стилистического плеоназма:

Они громко роптали, и Иван Игнатьич, исполнитель комендантского распоряжения, слышал своими ушами, как они говорили…

или в поэме «Руслан и Людмила»:

О поле, поле, кто тебя
Усеял мёртвыми костями?
Чей борзый конь тебя топтал
В последний час кровавой битвы?

или у Достоевского в «Преступлении и наказании»:

Давешний страх опять охватил его всего, с ног до головы.

Ещё несколько примеров:

Полюшко-поле,
Полюшко, широко поле.
Едут по полю герои,
Эх, да Красной Армии герои!
(В. М. Гусев.  Полюшко-поле)

А нечистым трубочистам — стыд и срам! Стыд и срам!
(К. И. Чуковский. Мойдодыр)

Равноправным стилистическим приёмом плеоназмы стали в фольклоре в устоявшихся поэтических выражениях, способствующих напевности речи и созданию образности:

Полетела птица-синица за тридевять земель, за сине море-окиян, в тридесято царство, в тридевято государство.
(Русская народная сказка)

Не май месяц на дворе.
(фольклор)

Плеоназм не считается ошибкой, когда речь идёт об устоявшихся в русском языке заимствованиях. Например, никого не удивляет словосочетание «бутерброд с маслом»,  притом, что значение немецкого слова Das Butterbrot уже включает в себя «масло». К устойчивым сочетаниям-плеоназмам относятся заимствованные слова и аббревиатуры:

ВИП-персона (Very Important Person — высокопоставленная персона)
экспонат выставки (от лат. exponatus — выставленный напоказ)
народная демократия (от др.-греч. δημοκρατία — «власть народа»)
кредит доверия (от фр. credit — вера, доверие)

Ошибочный плеоназм

Позвольте вам этого не позволить, — сказал Манилов с улыбкою.

Н. В. Гоголь

Но чаще всего употребление плеоназмов стилистически не оправдано. Поэтому выражения, приведённые ниже, являются дефектом стиля и свидетельствует о невысокой грамотности автора.

патриот своей родины,
ностальгия по родине,
реальная действительность,
упал вниз,
поднялся наверх,
жестикулировал руками,
главный приоритет,
основной лейтмотив,
амплуа актёра,
инкриминировать вину,
молодой юноша,
прейскурант цен,
подводный дайвинг,
самое главное и существенное,
внутренний интерьер,
необычный феномен,
избитая банальность и т. д. и т. п.

*Статья написана специально для сайта «Правильная речь».

Читайте также «Переиначенное слово»

 

Прокомментируйте